Контакты
Подписка
МЕНЮ
Контакты
Подписка

Владимир Ханумян: "Российское ТВ в ряду крупнейших телеиндустрий мира". Архив ВС

Владимир Ханумян, 13/05/19

Vladimir_KhanumyanВ рубрике "Этот Broadcasting в истории" публикуем архивное интервью 2008 года с Владимиром Ханумяном, на тот момент исполнительным директором "СТС Медиа". 

Владимир Сергеевич Ханумян окончил Тбилисский государственный университет. Работал заместителем главного редактора ежедневной газеты "Вечерний Тбилиси". Владимир Сергеевич начал свою карьеру в компании "СТС Москва" в 1996 году в должности коммерческого директора. В 1997 году назначен генеральным директором этой компании, также являлся генеральным директором Группы телевизионных станций "СТС" и Группы телевизионных станций "Домашний". С июня 2004 года занимает должность исполнительного директора компании "СТС Медиа". Является членом Академии Российского телевидения.

— Вначале хотелось бы обсудить с Вами сделку по приобретению телеканала ДТВ. На каком этапе она сейчас находится?
— Сделка была закрыта в середине апреля. Мы уже выплатили компании MTG Broadcasting 190 млн долларов за группу компаний ДТВ. В ближайшее время выплатим остаток суммы. Сейчас идет активная работа по интеграции телеканала в наш холдинг. Мы надеемся, что уже к осени сможем представить зрителям полностью обновленный телеканал.

— А почему вообще было принято решение приобрести еще один канал?
Это часть нашей стратегии, очень, кстати, простой и понятной. У нас есть два канала: один - СТС - предназначен для семейного просмотра и для молодых людей, второй - "Домашний" - ориентирован, в первую очередь, на женскую аудиторию. Очевидно, что нам не хватало канала, который был бы нацелен на мужчин. Мужская аудитория дополнила то предложение, которое мы можем сделать рекламодателям, и позволила нам занять более выгодную позицию на рекламном рынке. В свое время мы рассматривали возможность покупки канала ТВ-3, но он был существенно дороже ДТВ, я бы сказал, неоправданно дороже. Канал, как известно, был продан за 550 млн долларов.

— На Ваш взгляд, цена, которую вы заплатили за ДТВ, оправдана?
В этой сделке нас консультировали эксперты Deutsche Bank, они же проводили независимую оценку группы компаний ДТВ. Мы публичная компания, и для нас важно было получить объективную независимую оценку актива, которой мы планировали купить. ДТВ был последней общенациональной сетью, не входившей на тот момент в те или иные российские медиахолдинги. Отвечая на ваш вопрос, я скажу: да, мы довольны той ценой, которую заплатили, нам она кажется очень удачной. Если вы вспомните все предыдущие аналогичные сделки, то увидите, что по соотношению доли аудитории к стоимости канала покупка ДТВ была весьма выгодной. Например, телеканал "Муз ТВ" с долей около 1% был продан за 400 млн долларов - сопоставимая со стоимостью ДТВ сумма за канал с вдвое меньшей аудиторией.

— Вы сказали, что канал будет работать на мужскую аудиторию, но на эту же аудиторию рассчитывают РЕН ТВ и НТВ?
ДТВ уже давно конкурирует в этом сегменте. А кроме того, пола у нас, знаете ли, всего два, а каналов в стране -двадцать. Надо понимать, что сегментация по полу - это всего лишь один из факторов, влияющих на позиционирование телеканалов. Вообще, нельзя так упрощать, когда имеешь дело с миллионами людей. Ведь и мужчины, и женщины очень разные, есть огромное количество различных психотипов. Так вот, наша задача понять, что именно за люди составляют нашу аудиторию, другими словами - для кого мы делаем канал, в данном случае ДТВ, что представляет собой человек, с которым мы будем вести диалог.

— Когда Вы говорите о психотипах, что именно Вы имеете в виду?
У каждого человека, который усаживается перед телевизором, своя мотивация. Одни смотрят ТВ, потому что хотят развлечься, другие рассматривают телевидение как источник информации, третьим просмотр телепрограмм важен, чтобы на следующий день было о чем поговорить с друзьями и коллегами. Для кого-то телевидение - это способ уйти от неприятной для него реальности, а для некоторых телевизор выполняет роль камина, перед которым вечерами собирается вся семья. И, что самое важное, для всех них нужно делать разное телевидение.

—  Старые программы на ДТВ останутся?
Сейчас мне довольно сложно ответить на этот вопрос. Какие-то программы, безусловно, останутся, какие-то -исчезнут. Понимаете, здесь принципиальным моментом является то, как именно мы будем позиционировать обновленный канал. Наша профессия -создавать телевизионные бренды. А это означает, что мы каждый раз пытаемся наладить диалог с той телевизионной аудиторией, которую мы для себя избрали. Программа может быть хороша или плоха только в контексте бренда. Возьмем, к примеру, наш самый успешный телеканал - СТС. Для СТС нам предлагают огромное количество замечательных программ и фильмов, но мы можем поставить в сетку далеко не все, нас дисциплинирует нами же созданный бренд. Если ошибаешься, то наказание строгое. Зрители, которых мы "воспитывали" в течение 10 лет, точно знают, чего они ждут от СТС. Поэтому, когда мы ставим в эфир то, что не совсем отвечает атрибутам бренда, зритель сразу переключается. Зрителя не обманешь.

— Как Вы думаете, тогда почему сейчас наиболее востребован контент с оттенком бульварщины?
 Давайте начнем с того, что востребован этот контент, к счастью, далеко не всеми. Наша принципиальная позиция всегда была в том, что мы делаем телевидение "без треша". И, как вы можете заметить, у нас это получается: и СТС, и "Домашний" смотрят миллионы зрителей, которым хочется качественных программ и фильмов, а не "бульварщины", если использовать ваш термин. Почему именно сегодня людям хочется интриг, скандалов и расследований - это уже большой социологический вопрос. В начале 1990-х у нас произошла настоящая социальная революция, изменившая не только экономическую и социальную структуру общества, но и ценностные ориентации, и эстетические воззрения людей. За эти годы общество прошло различные этапы развития. На глазах одного поколения продовольственные карточки сменились изобилием в магазинах,  при этом в какой-то момент оно не соответствовало покупательной способности. Сейчас пришло время, когда люди могут позволить себе думать о материальных благах. Мы прошли эти этапы очень быстро, они сменяли друг друга в течение нескольких лет.

— И как смена поколений отражалась на телевидении? И что будет дальше?
У поколения, чье становление пришлось на бурные 1990-е годы, и у тех, кто вписался в новые реалии, и у тех, кому это не вполне удалось,  может быть, больше жесткости и цинизма, что и сказалось на вкусах определенной группы аудитории. Сейчас подрастает новое поколение, которое не знает потрясений тех лет. Это совершенно другие люди, они не видели дикого капитализма 1990-х, они более восторженные, более романтичные, если хотите, они требуют искренности, ясного, живого разговора. На мой взгляд, этот интерес к "бульварщине" скоро исчезнет. Те люди, которые сейчас подрастают, хотят видеть успешную, процветающую страну, в которой они могут работать, зарабатывать, развиваться. Они не хотят цинизма. Они серьезно относятся к стране, которая, в свою очередь, серьезно относится к ним. И эти настроения телевидение рано или поздно должно будет уловить.

Вместе со страной менялось и телевидение. Первоначально у зрителя был интерес к западной продукции: российские телезрители за 10 лет "переварили" все то, что создавалось западным телевидением 60 лет. Потом возник интерес к отечественному телевизионному продукту. А благодаря тому, что последние восемь лет бурными темпами растет рынок телевизионной рекламы, у телевидения появились средства, которые можно инвестировать в развитие программирования. И сейчас, что бы там ни говорили, российское телевидение по качеству одно из лучших в мире. Развивается телевидение, развивается отечественное телепроизводство, развиваются смежные с ними сегменты рынка.

— Гипотетически в холдинге может появиться еще один канал?
Может, мы бы этого и хотели, но сегодня нет свободных каналов, которые мы могли бы гипотетически купить. На российском телевидении произошла консолидация, в результате которой в стране образовалось несколько крупных медийных холдингов. Выдергивать один канал из группы неразумно вообще, а продавать активы на растущем рынке еще и бессмысленно, потому что с такой экономикой, которую мы имеем сейчас, любой актив постоянно растет в цене. Мы, конечно, всегда открыты для новых возможностей, потому что наша задача - увеличивать капитализацию компании, а сделки по приобретению активов - один из главных способов сделать это. Естественно, мы смотрим на рынок в России и на рынок СНГ, на смежные с телевидением медиасегменты. Мы с интересом следим за развитием новых технологий, которые могут открыть для нас новые возможности.  Но пока этот рынок только зарождается, сегодня создаются платформы, которые завтра-послезавтра будут основой для прорыва в медиа. Развивается также сегмент производства видеоконтента для Интернета. Пока его создают в большинстве случаев сами пользователи, но в перспективе и этот сегмент может представлять интерес для медийных компаний. Мы все это внимательно отслеживаем.

—  С ростом популярности кабельного телевидения как-то изменится эфирное ТВ?
Во всем мире кабельное - значит, платное. У нас в настоящий момент сегмент платного телевидения, к сожалению, не развит. Есть квазиплатное ТВ. Я считаю, что это очень важная тема для нашей страны. Эфирное телевидение финансируется за счет рекламы, а платное - за счет подписчиков. Сегодня объем рынка телевизионной рекламы в России превышает пять млрд долларов. Предположим, что рядом с этим рынком, который финансируется за счет рекламодателей, появился другой, такой же крупный телевизионный рынок, но живущий за счет подписчиков. У нас бы телевидение, условно говоря, зарабатывало в два раза больше. И эти деньги инвестировались бы в программы, фильмы и сериалы. Сегодня из-за отсутствия платного сегмента у нас нет полноценных кабельных каналов. Вы не можете сделать с нуля телеканал типа Discovery, потому что нет экономической модели, позволяющей сделать такой канал рентабельным. Поэтому сегодня в России кабельщики не заказывают "свой", а берут американский Discovery, который все свои программы "отбил" уже в десятках стран мира, а потому может отдавать права очень дешево. Если бы кабельные операторы собирали с подписчиков реальные деньги, они могли бы покупать права на трансляцию каналов, произведенных в России для российского зрителя. Мне кажется критически важным создать такие экономические и законодательные условия, которые позволили бы сформировать рядом с так называемым бесплатным сильный сегмент платного телевидения, способный сделать рывок в мультимедийное грядущее.

—  СТС начал вещание в Казахстане. Почему для вас привлекательна эта страна?
Это часть нашей стратегии. Сегодня русское телевидение смотрят во всех странах СНГ, и даже в Прибалтике. В Белоруссии, Украине, Казахстане покупают российские сериалы, программы - и это главный фактор в местной конкуренции. Было бы неправильно не воспользоваться таким конкурентным преимуществом. С бывшими республиками СССР нас связывает не только история, мы живем в одном культурном пространстве. Чтобы это пространство сохранялось, надо продвигать российские телепрограммы, фильмы, книги.

В этом, кстати, нет ничего нового: культурный экспорт всегда был частью российской жизни, будь то царская Россия или СССР. Если вернуться к деловому аспекту нашей стратегии, то здесь все довольно просто: рекламные рынки Казахстана, Белоруссии, Украины уже достаточно велики, чтобы вызывать интерес крупных медийных компаний, таких, например, как "СТС Медиа". Кроме того, на этих рынках сегодня фиксируется очень активный рост, они динамично развиваются. Нам, как и другим российским компаниям, важно, так сказать,  "застолбить" за собой присутствие на этих рынках.

Принято считать, что телевидение -это очень мощный инструмент воздействия на людей, но у телевидения есть и более важная функция. Что объединяет страну? На эмоциональном уровне огромную Россию объединяет во многом телевидение. Потому что в Москве, Петербурге, Калининграде и во Владивостоке, разделенных тысячами километрами, люди смеются над одними и теми же шутками, переживают за одних и тех же героев и т.д. Тот же самый контент с таким же успехом, пока не утеряны эмоциональные связи, может связывать нас с жителями Казахстана, Белоруссии, Узбекистана, других стран СНГ.

— А бизнес-логика? Что именно приносит компаниям географическая экспансия? Выход российских компаний на рынки СНГ - это, в первую очередь, рост бизнеса. Географическое расширение - нормальная бизнес-стратегия для любой растущей компании. Кстати, в Казахстане вышел не канал СТС, точнее будет сказать, казахстанский аналог СТС. Мы приобрели экономический интерес в группе компаний "31 канала" и перезапустили его в формате СТС. Этот канал существует на рынке уже 15 лет. Сегодня значительную часть контента канала составляют программы СТС. После перезапуска канала доля его аудитории увеличилась в 2 раза! В сетке вещания "31 канала" присутствует, естественно, и местная продукция, кроме того, довольно много программ, в том числе и наша "Моя прекрасная няня", идут на казахском языке. Мы будем производить и казахстанские программы в формате бренда СТС.

— Планируете ли вы вещание за рубежом, например, как это делает "Первый канал. Всемирная сеть"?
 Конечно, мы заинтересованы, чтобы нас видели во всех тех странах, где есть русская диаспора и есть интерес к русским каналам. С точки зрения бизнеса, это, конечно, был бы, в первую очередь, имиджевый проект. Кстати, в этом случае наши инвесторы получили бы возможность видеть сам канал, а не только смотреть на финансовые показатели. Правда, пока это вопрос будущего, поскольку для нас, как для публичной компании, любой проект должен быть рентабельным.

— Как Вы оцениваете перспективы перехода России на цифровое вещание?
В данный момент есть только концепция, но пока не готова программа перехода на цифровое вещание, так что о перспективах пока говорить сложно. В мире еще не так много стран, перешедших на цифровое вещание. Мне кажется, очень важно понимать, что мы не просто переходим к цифровому вещанию, а стоим накануне новой цифровой эпохи, когда появляются различные платформы в цифровой мультимедийной среде. Кстати, сегодня очень трудно предсказать, какая из новых технологических платформ в конечном счете победит. Поэтому наша принципиальная позиция как медийной компании состоит в следующем: для нас важно создавать и развивать телевизионные бренды, которые любят и знают и  которые будут востребованы вне зависимости от того, какая именно техноло- гическая платформа станет самой попу- лярной. Мы всегда приводим пример  MTV: где бы вы ни были, в Нигерии  или в Китае, если вы хотите послушать  современную музыку, то ваш первый  выбор - MTV. Что же касается непосредственно эфирного цифрового веща- ния, то согласен с мыслью, высказанной Д.А. Медведевым после принятия концепции о том, что сложившийся в стране ландшафт бесплатных эфирных каналов следует сохранить в том виде, в каком он существует сейчас, и обеспечить их прием во всех уголках страны.

— Если количество каналов останется прежним, то что именно должно измениться?
Думаю, что необходимо развивать платные сегменты кабельного телевидения, осваивать другие платформы доставки телевизионного сигнала. И эти сегменты должны финансироваться за счет подписки: это создаст параллельно с эфирным сегментом платный сегмент. Важным моментом является и то, что цифровое телевидение даст возможность вещания высокой четкости. Например, американцы не увеличивают количество каналов, а улучшают их качество. Они решили, что не имеет смысла вещать на одной частоте четырем-пяти каналам вместо одного. Они обязали владельцев аналоговых частот перейти на цифру, но в формате высокой четкости, т.е. использовать ресурс не для увеличения количества каналов, а для резкого улучшения качества передаваемой картинки. Ведь все понимают, что от увеличения количества каналов количество денег, которое существует на рынке, не увеличится, а всего лишь перераспределится на большее число игроков. А это, несомненно, негативно скажется на качестве контента.

— В чем, по-Вашему, отличие нашего телевидения и нашего зрителя от европейского или американского?
Я думаю, что у нас много общего с американским телевидением, куда больше, чем с европейским. У нас огромная страна, наши телеканалы вещают на огромной территории с 11 (!) часовыми поясами. Европейское телевидение совсем другое, хотя там и есть коммерческие каналы, но также очень много государственного и общественного телевидения. Наше телевидение -яркое, богатое, высокобюджетное, интересное - при всех минусах и часто справедливых нареканиях. У нас очень качественное телевидение, посмотрите, какие проекты, сколько премьер на всех телеканалах, а их у нас уже около двадцати! Я как-то посмотрел по итальянскому телевидению программу "Звезды на льду" - это художественная самодеятельность по сравнению с программой, произведенной Первым каналом! Или вот пример, связанный с СТС. Только после ошеломительного успеха сериала "Не родись красивой" в России этот колумбийский формат вдохновил компанию ABC адаптировать проект в Америке.

— Чем Вы объясняете популярность адаптированных проектов?
Дело в том, что для зрителя не имеет большого значения, адаптированный проект или оригинальный. Если адаптация талантливая, он об этом даже не задумывается. Культурологически это совершенно обычная вещь. От того, что в баснях Крылова есть сюжеты Эзопа или Лафонтена, а в произведениях русских романтиков немало сюжетов из западноевропейской литературы, хуже они не становятся, не перестают быть яркими явлениями русской культуры. Правда, надо заметить, в те времена за "форматы" не платили. "Татьянин день" на Первом канале - это тоже латиноамериканская история, ну и что? За основу берется только сюжет, все остальное перестраивается на образы, реалии, чувства, близкие и понятные нам. История с латиноамериканской "Не родись красивой" говорит о том, что мы в ряду больших телеиндустрий мира. А, кроме того, помимо "форматных" и у нас, и на других российских каналах огромное количество оригинального продукта. К примеру, "Кадетство" на СТС или "Папины дочки". "Папины дочки" - это же первый русский оригинальный ситком, посмотрите, какой успех!

— А права на него уже кто-нибудь приобрел?
Пока нет. Хотя "Папины дочки" - абсолютно международная история, и ситкомом интересуются зарубежные дистрибьюторы. Российское телевидение многому учится. До 2001 года у нас была сплошная американская продукция. 15 лет назад на главном российском канале крутили "Санта-Барбару". Рост российской экономики, рост рекламного рынка позволяет, как я уже говорил, инвестировать серьезные средства в отрасль, в смежные с телевидением сегменты - в производство, в людей. Мы за несколько лет сделали то, что многие страны делают десятилетиями.

— Какими Вы видите перспективы развития российского телевидения?
Перспективы развития телевидения связаны, в первую очередь, с динамикой развития экономики страны, так как рост благосостояния людей, их потребительских возможностей стимулирует инвестиции в индустрию развлечений. Будет развиваться экономика - будет качественное телевидение!



Опубликовано: Журнал "Broadcasting. Телевидение и радиовещание" #4, 2008

Темы:Этот Broadcasting в историиСТСАрхив
Понравилась статья? Подпишитесь на наши страницы, чтобы ничего не пропустить!

 

Комментарии