Контакты
Подписка
МЕНЮ
Контакты
Подписка

Архив BС: Олимпийское наследие

Василий Кикнадзе, 25/04/19

2015_03_12-10-21_00Любое массовое событие мирового масштаба сегодня влияет не только на экономику, умонастроения граждан, отношение к стране в мире, но и на развитие технологий. Олимпиада – одно из таких событий. Даже те, кто скептически относился к Олимпийским играм в Сочи до их открытия, были приятно поражены. И дело не только в успехе наших спортсменов и блестящей организации, но и в том, как зрители увидели Игры на экранах своих телевизоров. Об организации процесса, подготовке технических специалистов, влиянии Олимпиады на дальнейшее развитие вещательного рынка мы поговорили с Василием Кикнадзе
 

– Ваша компания уже работала на различных спортивных мероприятиях. В чем была специфика работы на Олимпиаде и Паралимпиаде в Сочи?
– Задачи работы на Олимпиаде и Паралимпиаде отличались между собой. На Олимпиаде нашей основной задачей было производство национального сигнала. На Паралимпиаде мы одновременно делали международный сигнал, то есть производили сигнал для всего мира, и в то же время создавали определенное количество элементов национального сигнала для российской аудитории. До Игр мы работали более чем на 700 мероприятиях. В частности, для нас очень важным стал опыт, который мы приобрели на казанской Универсиаде. Помимо того, что мы научились управлять большим количеством людей и техники, мы еще раз убедились в верности выработанных базовых принципов работы: ответственность и комплексность.

– Как вы оцениваете работу своих сотрудников?
– Я очень люблю измерять в процентах, сотрудники знают. И по моей шкале сложно добиться стопроцентной реализации. Но то, что больше 70-ти, – это хорошая работа. За работу на Олимпиаде и Паралимпиаде я бы поставил от 92 до 94% реализации того, что было задумано. Это очень высокая оценка. И один из наиболее приятных моментов – что удалось сделать практически все из запланированного.

– Какие инновационные телевизионные технологии были использованы на сочинской Олимпиаде?
– Первое – это телерадиовещательный комплекс, который был построен в рамках подготовки к Олимпийским играм. Это один из самых современных комплексов в мире и чуть ли не единственный, который полностью готов работать в формате 2К – 2048х1536, прогрессивная развертка. Кроме того, съемочная часть комплекса разработана по системе 4К-ready. То есть при необходимости мы сможем быстро перейти на формат 4К. Выбор формата был сделан по рекомендации OBS четыре года назад, когда мы только еще планировали работу на Играх. В результате в нашем распоряжении сейчас есть не просто несколько передвижных телевизионных станций, а единый суперсовременный комплекс, который включает в себя порядка 250 телевизионных камер, причем их можно сконфигурировать любым образом.

Второе уникальное решение – не только по моему мнению, но и по мнению коллег, которые видели, как мы организовали работу на Паралимпийских и Олимпийских играх – создание медиаофиса. Медиаофис – это, если упрощенно, очень большой видеосервер, который позволяет архивировать, логировать, монтировать, диспетчеризировать, передавать огромные объемы видеоматериалов. При этом логированием занималась группа специалистов удаленно в Москве, то есть коммуникации были задействованы по полной программе, что позволило сэкономить финансовые и человеческие ресурсы. В таком объеме, насколько я знаю, логирование в истории российского телевидения производилось впервые. Подобные технологии используют наши коллеги из телекомпании NBC. У них это называется Highlight factory и предназначается в первую очередь для производства достаточно большого количества материала для Web-платформ, мобильных устройств и т.д. Мы пошли по такому же пути и использовали медиаофис для наполнения нашего портала Russi-aSport.ru. Мы выдали более 3 тыс. роликов, посвященных самым интересным событиям, связанным с российскими спортсменами в период Олимпийских игр. Кроме этого, мы поставляли прямые трансляции и на официальный сайт оргкомитета sochi2014.com. Кстати, договоренность с МОК о таком размещении контента на официальном сайте Игр была достигнута впервые.

Следующая инновационная история – это мобильная центральная аппаратная. Наш мобильный комплекс включает в себя 12 передвижных телевизионных станций. Соответственно была сделана мобильная аппаратная, некий мобильный MCR, который позволяет контролировать сигнал, удаленно настраивать практически любое устройство, любой агрегат, находящийся на борту любой ПТС. Это еще и большой коммуникационный пункт, огромная передвижная матрица, которая позволяет нам организовать видео- и аудиосвязь, осуществлять систему контроля.

– И как весь этот парк ПТС в дальнейшем будет использован?
– Все машины стоят на своих точках базирования по всей России, которые им были определены еще три года назад, и уже приступили к работе. Снимаем уже и спортивные, и культурные мероприятия.

– То есть компания уже может выйти на самоокупаемость?
– Рассчитываем на это. Ранее для нас главной задачей было качественно отработать Олимпийские и Паралимпийские игры. Мы с этой задачей справились. Теперь нужно определить коммерческую составляющую, наладить бизнес.

– Можете подробнее рассказать о трансляциях в Интернете?
– Второй экран и размещение контента на мобильных устройствах давным-давно доказали свою оправданность и целесообразность как с точки зрения продвижения самого продукта, так и с точки зрения его коммерциализации. Мы вошли в эпоху мобильных устройств, которые очень удобны, очень полезны. Но есть вопрос оболочки, а есть вопрос содержания, что, на мой взгляд, неизмеримо важнее. Дальше возникает вопрос, какой контент мы предлагаем. Формат полной трансляции для мобильных устройств, на мой взгляд, не очень подходит. Только вынужденно человек будет смотреть полную трансляцию, скажем, на смартфоне или даже на планшете. Как раз для этих устройств и необходимы дайджесты, причем быстрые, оперативные. Вот преимущество нашей системы медиаофиса – мы могли выкладывать новости буквально спустя считанные секунды после события. Кстати, тот же самый медиаофис позволял нам производить прямой обмен между всеми передвижными телевизионными станциями, которые работали на Олимпийских и Паралимпийских играх. То есть режиссер, находясь в одной ПТС, практически имел доступ ко всему контенту, который в это время закачивался на серверы со всех остальных передвижных телевизионных станций, и соответственно имел не только доступ, но и возможность выдачи в эфир происходящего. У нас было несколько технологических возможностей в разных точках производства внедрять в тело трансляций тот контент, который мы считали наиболее интересным российскому зрителю. Но вместе с тем, говоря об инновационности тех решений, которые были применены для показа Олимпиады в Интернете и на мобильных устройствах, я бы еще упомянул, что мы впервые на Олимпиаде позволили себе роскошь отказаться от комментаторов. Мы принципиально на Олимпиаде, подчеркиваю, решили: есть комментаторы “Первого канала”, есть комментаторы “НТВ-Плюс”, есть комментаторы ВГТРК. Смысла в конкуренции нет. А вот предоставить возможность зрителям смотреть соревнования без комментаторов – это еще одна возможность выбора для них. Надо сказать, что на целом ряде соревнований, например в фигурном катании, уровень успеха оказался неожиданно высоким. 12 млн просмотров на нашем сайте за две недели – цифра говорит сама за себя. На хоккее мы применили систему, когда пользователь мог сам выбирать из четырех камер, с какого ракурса он хотел бы смотреть.

– Вы уже упомянули национальный сигнал. О специфике именно этой работы можете рассказать?
– На протяжении десятилетий страна-хозяйка Олимпийских игр считает для себя обязательным производство национального сигнала, то есть сигнала, адаптированного к интересам национальной аудитории, так как производство такого сигнала многократно увеличивает объемы смотрения и уровень вовлеченности зрителей. В нашем случае национальный сигнал складывался из следующих компонентов: первое – это обрамление трансляций, то есть вход в трансляцию и выход из нее. Здесь мы постарались максимально уделить внимание основным героям, условно говоря, предложить нашим зрителям основную сюжетную линию, основную канву, которая будет читаться по ходу трансляции. Это была закольцованная композиционная линия, если хотите, драматургический ход, с завязкой, кульминацией, развязкой. Были и постоянные включения с напоминанием о том, сколько времени осталось до старта, и знакомство с близкими спортсменов, которые готовятся выступить в том или ином соревновании, и представления основных соперников, и телевизионные приемы деления экрана на две части, которые позволяют лучше увидеть драматургию борьбы и напряжение, возникающее перед ожиданием решения судей, и т.д. А на нескольких видах спорта работали бригады статистиков, которые собирали дополнительную информацию для нас по нашим и зарубежным спортсменам.

Отдельно должен отметить большой объем дополнительных материалов, которые были созданы в период подготовки к Олимпийским играм. Это производство специальных роликов – видеопортретов: около 400 роликов, посвященных спортсменам российской команды и порядка 20 роликов об основных соперниках. Кроме этого, мы заранее сняли очень много интервью, фактического материала в жанре документалистики, что позволило предоставить большой объем материала не только нашему сайту, но и каналам-сублицензиатам. У “Первого канала”, ВГТРК, “НТВ-Плюс” была возможность обратиться к нашим серверам, чтобы скачать нужный контент.

Будучи официальным вещателем, мы выступали в роли некой сервисной структуры, поддерживающей те или иные творческие решения наших коллег, представлявших телевизионные компании. Мы оказывали им услуги и по предоставлению техники, и по организации каких-то технологических решений. Вот что входило в понятие “национальный сигнал”.

– Еще за несколько лет до Олимпийских игр ваша компания проводила специальные курсы. Принесло ли это обучение свои плоды?
– А мы без этого ничего бы не сделали. Практика показала, что мы пошли правильным путем. Когда встала задача освещения Игр и появилось понимание того, что мы будем развивать именно региональные структуры, мы привлекли на основе отбора, просмотра резюме, собеседований порядка 1500 кандидатов для прохождения обучения. Около 1250 человек получили сертификаты государственного образца об окончании обучения и были практически допущены к работе на этом оборудовании. Это была достаточно серьезная программа обучения: мы готовили людей по 27 специальностям и специализациям. А потом из 1250 человек мы пригласили 960 человек для работы на Универсиаде. Из 960 человек мы потом пригласили порядка 535 человек для работы на Олимпийских играх и, как я уже говорил, 40 человек у нас работали в Москве. То есть у нас с самого начала был настрой на конкуренцию. Но надо отметить, что на конкуренцию здоровую, дружескую. Все понимали, что в Сочи поедут лучшие. В общем, так оно и получилось.

– Сейчас все эти люди работают в компании?
– Нет, не все. Мы изначально договаривались, что целый ряд сотрудников, представлявших другие компании, тоже проходит обучение при заключении соответствующих контрактов, гарантирующих, что они будут с нами работать на Олимпийских играх. Мы не считаем, что ноу-хау на программу обучения принадлежит нам. Так что телевизионные специалисты по всей стране – это один из элементов олимпийского наследия и это непременно положительно скажется на всем российском телевизионном рынке.

– Ответственность за борьбу с нелегальным контентом лежала на вашей компании?
– Международный олимпийский комитет обратился к нам, к АНО “Оргкомитет “Сочи 2014” и к нашим коллегам из Министерства связи с просьбой максимально обеспечить защиту контента от пиратства. Соответственно был проведен целый ряд встреч и мероприятий. Это не означает, что случаев пиратства не было. Но Олимпийский комитет использует так называемую технологию “отпечатков пальцев”, когда по видео можно определить, на каком ресурсе размещен нелегальный контент и очень быстро принять решение, каким образом пресечь нарушение. Два раза в день на протяжении всех Олимпийских игр проводились совещания, на которых наши коллеги со всего мира обменивались мнениями о том, где какая проблема возникла, какие шаги должны быть предприняты для того, чтобы этот вопрос снять. Надо отметить, что совместные усилия сработали.

– По-моему ни один сайт не был заблокирован…
– Действительно, у нас не был заблокирован, мы ни в одни судебные слушания не вошли и серьезных проблем у нас не возникло. Надо отдать должное представителям интернет-индустрии, которые адекватно реагировали на наши просьбы. Это общая заслуга – и Минкомсвязи, и Роскомнадзора, и наша, и представителей индустрии. Но подобные проблемы были на территории Европы, Азии, где МОКу вместе с правообладателями пришлось выступить в качестве истца. Поэтому МОК с удивлением отметил, что у нас проблем не было.

– Когда компания создавалась, планировалось ли, что она будет продолжать работу и после Олимпиады?
– А иначе и быть не могло: проект стоит достаточно больших денег, проект является уникальным не только для отечественной индустрии, но и для мирового опыта, проект блестяще, не могу по-другому сказать, подтвердил свою работоспособность. У нас есть уже приглашение поработать на Олимпийских играх и в Рио-де-Жанейро в 2016 году, и в Пхёнчхане в 2018-м. Сейчас мы обсуждаем эти возможности. Плюс в нашей стране только в этом году – чемпионат мира по фехтованию, Кубок мира по хайдайвингу, чемпионат Европы по бадминтону. В следующем году – чемпионат мира по водным видам спорта. В 2016 году – чемпионат мира по хоккею. В 2017 году – Кубок Конфедерации, это тестовые соревнования перед чемпионатом мира по футболу. В 2018 году – чемпионат мира по футболу. В 2019 году – Универсиада в Красноярске. У нас хватает каждый год спортивных событий, где практически невозможно справиться без тех технологических решений, которые мы предложили. Либо надо будет, как и раньше, звать иностранцев. Помню, как во время финала Лиги чемпионов в Москве мы вынуждены были заплатить миллион евро за удовольствие привезти сюда полностью английскую бригаду и английскую технику. И одна из наших задач – чтобы такая ситуация не повторилась.

У нас в стране много высококлассных специалистов. У нас в команде были ребята, которые три года назад свадьбы снимали… А на Олимпиаде в Сочи они уже делали трансляции международного уровня, понимаете? То есть невероятно талантливые, работоспособные, азартные люди. Я испытал огромное удовольствие, что мне удалось поработать в такой команде. Мы реально все делали на уровне самых высоких международных стандартов.

Приятно, когда президент международной федерации входит в ПТС, обнимает режиссера, и я рад, что у нас, в нашей команде, одним телевизионным режиссером высокого уровня стало больше. Как филолог по образованию, я горжусь тем, что очень многие из наших ребят самостоятельно учат язык, отчетливо понимая, что по своему профессиональному уровню они соответствуют международным требованиям, что они могут работать на самых больших и серьезных мероприятиях, достойно представлять нашу страну, но везде необходимо знание языка. И сейчас у нас очень высокий процент тех, кто владеет языком. Без этого мы бы не смогли отработать Паралимпиаду, ведь все съемки на Паралимпийских играх для всего мира вела “Панорама” в составе OBS, и шло очень тесное общение специалистов. OBS отвечала за доставку сигнала, за его обработку, за распространение сигнала правообладателям. Но первичную работу на съемочных площадках осуществляли мы. Это впервые в истории, такого не было никогда. На Паралимпийских и Олимпийских играх всегда OBS собирало своих людей с разных стран мира. Поэтому я считаю, что у нас есть будущее. Те решения, которые были реализованы, создают достаточно серьезный запас прочности, и мы можем претендовать на то, чтобы дальше планомерно ставить и решать задачи не только по сохранению и поддержанию комплекса, но и по его развитию. Есть целый ряд идей, которые сделают комплекс еще более эффективным.

– Влияют ли подобные мероприятия на отрасль в целом?
– А как же! Смотрите, телеканал “Спорт” начал работать в 2003 году, и в 2003 году в стране работало 12 машин, которые в свое время были построены к московской Олимпиаде. Те машины и те решения, которые были созданы к Олимпиаде 2014 года, имеют приличный запас прочности… Я абсолютно уверен, что до 2016 года эти машины будут в числе лучших машин в Евразии. Те 1250 человек, которые окончили обучение, или те 960 человек, которые прошли Универсиаду, 575 человек, которые прошли Олимпиаду, – это люди, которые твердо знают, что такое международные требования, дисциплина, они готовы работать в самых сложных условиях и знают, как находить выход из самых тяжелых ситуаций, которые преподносит погода, расписание, спортивные перипетии. Поэтому большой объем знаний, большой объем технологических ресурсов, большой объем компетенции не может не повлиять на развитие телевизионной индустрии в России.

Беседу вела Анна Заварзина

Опубликовано: Журнал "Broadcasting. Телевидение и радиовещание" #3, 2014

Темы:ОлимпиадаВасилий Кикнадзе
Понравилась статья? Подпишитесь на наши страницы, чтобы ничего не пропустить!

 

Комментарии